О национальном вопросе в Крыму и ситуации с крымскими татарами

В настоящее время придается важное значение учету культурных, религиозных и иных интересов национальных меньшинств в Крыму, в том числе крымских татар. Приоритетные для них проблемы лежат не в политической плоскости, а носят четкий социально-гуманитарный и хозяйственный характер, связанный с юридическим оформлением земельных участков, культурным развитием крымско-татарской общины и обеспечением на полуострове межнационального согласия.

В соответствии с пунктом 4 статьи 2 Федерального конституционного закона от 21 марта 2014 г. № 6-ФКЗ «О принятии в Российскую Федерацию Республики Крым (РК) и образовании в составе Российской Федерации новых субъектов - РК и города федерального значения Севастополя» крымско-татарский язык признан государственным языком РК наравне с русским и украинским языками. Это положение также нашло свое отражение в статье 10 Конституции Крыма от 11 апреля 2014 г.

Обеспечено участие крымских татар в представительных органах власти РК. Действует Федеральная целевая программа (ФЦП) «Социально-экономическое развитие Республики Крым и города Севастополя до 2020 года» объемом в 708 млрд. руб. В соответствии с ФЦП, на меры по реабилитации депортированных народов, в т.ч. крымских татар, на территории РК и Севастополя на период
2015-2020 гг. выделено 10 млрд. 321,7 млн. рублей.

Депортации крымских татар – это трагическая страница в истории Крыма. Именно поэтому одним из первых шагов российской власти после воссоединения Крыма с Россией стало восстановление исторической справедливости. 21 апреля 2014 г. Президент Российской Федерации подписал Указ № 268 «О мерах по реабилитации армянского, болгарского, греческого, крымско-татарского и немецкого народов и государственной поддержке их возрождения и развития», в рамках которого осуществляются меры по восстановлению исторической справедливости, политическому, социальному и духовному возрождению народов, подвергшихся незаконным политическим репрессиям по национальному и иным признакам.

Недобросовестными политиками и журналистами предпринимаются попытки использовать крымско-татарское население в качестве инструмента для огульной критики усилий, предпринимаемых российскими властями в РК, продвигаются тезисы о якобы имеющих место на территории полуострова «притеснениях» крымских татар. Наиболее заметную роль в этом играют М.Джемилев и Р.Чубаров, которых пытаются выставить в качестве «выразителей интересов всех крымских татар», продвигая их трактовки текущей ситуации на полуострове и деятельности нелегального Меджлиса.

Меджлис крымско-татарского народа был создан антисоветскими лидерами протестного крымско-татарского национального движения, возникшего в местах ссылки в Средней Азии, 28 июня 1991 г. в Симферополе как исполнительный орган национального съезда (парламента) крымских татар - Курултая крымско-татарского народа с формальным ему подчинением (последний VI курултай проведен в октябре 2013 г.).

Меджлис состоял из 33 человек, включая его председателя Р.Чубарова (до ноября 2013 г. эту должность занимал М.Джемилев). Меджлис являлся не зарегистрированным ни в одной стране общественным объединением с жесткой вертикалью власти, со своим бюджетом, силовыми, пропагандистскими и внешнеполитическими подразделениями. С 1991 г. руководство Меджлиса категорически отказывалось от регистрации в Минюсте Украины, что автоматически лишало его легитимного статуса. Основной причиной явилось нежелание привести свой программный документ - Декларацию 1990 г. о национальном суверенитете крымско-татарского народа, в котором шла речь о «возрождении крымско-татарского народа только в его суверенном национальном государстве».

Украинские власти не заостряли внимание на вопросе придания легитимного статуса Меджлису, ограничиваясь редкими призывами к его регистрации, при этом используя его в качестве сепаратистской структуры в противовес русским патриотическим движениям в Крыму. Со своей стороны меджлисовцы при каждом случае старались демонстрировать свою русофобскую и антироссийскую позицию и, в то же время, лояльность украинской власти.

В 1990-х гг. деятельность Меджлиса ознаменовалась рядом громких акций с применением насилия и жертвами среди крымско-татарского населения и личного состава частей МВД Украины, направленных на легализацию самозахватов земельных участков на полуострове крымскими татарами, вернувшимися из мест депортации в 80-е гг. прошлого столетия.

8 октября 1992 г. Верховный Совет Автономной Республики Крым (ВС АРК) принял Постановление №167-1 «О ситуации в Крыму в связи с антиконституционной деятельностью Меджлиса крымско-татарского народа и Организации крымско-татарского национального движения», в соответствии с которым деятельность Меджлиса была признана «антиконституционной», указывалось на разжигание межнациональной розни, организацию массовых беспорядков, призывы к насильственному свержению законных органов государственной власти и местного самоуправления.

2000-х гг. также сопровождались бесчинствами и провокациями со стороны Меджлиса (в частности с уничтожением поклонных православных крестов), которые способствовали повышению конфликтного потенциала в Крыму.

В период нахождения Крыма в составе Украины основные международные правозащитные механизмы неоднократно фиксировали нарушения прав крымских татар. Среди основных претензий, выдвигаемых к Киеву, были отсутствие правовых и политических мер по восстановлению прав крымских татар, возвратившихся на Украину, трудности в получении ими украинского гражданства, игнорирование социально-экономических проблем крымско-татарского населения, ограничение использования крымско-татарского языка в местных органах власти, низкая представленность крымских татар во властных структурах АРК, рост числа конфликтов на межконфессиональной и межэтнической почве в Крыму и др.

События «Крымской весны» лидеры Меджлиса восприняли «в штыки», не признав факт вхождения Крыма в состав России, отвергнув итоги референдума 16 марта 2014 г. Наиболее резонансной акцией стал несанкционированный митинг 26 февраля 2014 г., в ходе которого пострадали 79 человек (двое скончались).

Ввиду провокационных заявлений и действий М.Джемилева и Р.Чубарова после воссоединения Крыма с Россией прокурор РК Н.В.Поклонская объявила о запрете на въезд в Россию сроком на 5 лет М.Джемилеву (22 апреля 2014 г.) и Р.Чубарову (5 июля 2014 г.).

20 сентября 2015 г. по инициативе Меджлиса совместно с экстремистской организацией «Правый сектор», а также батальона «Айдар» и общественной организацией «Самооборона Майдана» началась «Гражданская блокада Крыма».

20 октября 2015 г. произошли подрывы опор линий электропередачи (ЛЭП) Херсонской области Украины. 20-21 ноября 2015 г. организована серия взрывов опор ЛЭП в Геническом и Чаплинском районах Херсонской области Украины, по которым на основе действовавшего российско-украинского контракта осуществлялась поставка электроэнергии на полуостров. Действия меджлисовцев повлекли отключение от электроснабжения и средств связи всех объектов жизнеобеспечения РК и г.Севастополя в 876 населенных пунктах, в том числе с крымско-татарским населением, прекратив нормальную работу предприятий, учреждений и организаций, а также объектов Минобороны России.

В связи с подрывной деятельностью Меджлиса прокурор РК Н.В.Поклонская 15 февраля 2016 г. подала в Верховный Суд РК иск о признании Меджлиса экстремистской организацией и запрете его деятельности на территории Российской Федерации в соответствии со статьей 9 Федерального закона 25 июля 2002 г. №114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности».

26 апреля 2016 г. Верховный Суд РК удовлетворил иск о признании Меджлиса экстремистской организацией и его запрете.