«Российская газета»

8 августа 2017 г.

«В поисках общего дома»

Как России и Европе сосуществовать в условиях меняющейся геометрии мира

Игорь Иванов (президент Российского совета по международным делам (РСМД), министр иностранных дел России (1998—2004 гг.)

Введенные Вашингтоном антироссийские санкции беспрецедентны, а заложенный в них разрушительный потенциал может иметь серьезные негативные последствия, далеко выходящие за рамки отношений между Россией и США. Эти санкции, независимо от того, какими будут их экономические последствия для России и других государств, ставят фундаментальный вопрос о том, какими будут или какими должны быть отношения в треугольнике "Россия-Европа-США" в нарождающейся на наших глазах новой конфигурации мира.

Еще совсем недавно было модно в очередной раз "хоронить" Европу. Таких предсказателей и на Западе, и в России хватало. Действительно, события последних лет могли породить впечатление, что закат некогда процветающего континента не за горами. Нескончаемые потоки беженцев, череда террористических актов в европейских городах, затяжные экономические проблемы в Греции, заставившие усомниться в прочности европейской финансовой системы, неожиданное решение Великобритании выйти из Европейского союза, грозные заявления Дональда Трампа о том, что Европа должна в будущем больше полагаться на собственные силы, поднявшаяся волна популизма в ведущих европейских странах - все это давало основания говорить о глубоком системном кризисе "европейского проекта".

Но, как известно, кризис кризису рознь. Одни выходят из кризиса ослабленными или вообще из него не выходят, а другие, мобилизуя свои внутренние силы, успешно преодолевают трудности и достигают нового, более высокого уровня развития. Есть основания считать, что Европа, пусть и не очень быстро и не всегда последовательно, все же движется по второму пути. И тот факт, что в ведущих европейских столицах не промолчали в связи с американскими санкциями, а сразу же заявили о своем негативном к ним отношении, говорит о многом. И дело тут не в России, а в том, что с приходом администрации Трампа стали быстро набирать силу расхождения по многим базовым интересам США и их европейских союзников.

В России на происходящие в Европе в последние годы процессы реагировали скорее эмоционально, чем прагматически. Особенно остро это проявилось в связи с неприятием Европой действий России вокруг кризиса на Украине. Первоначальная обида переросла в мощную кампанию, направленную на то, чтобы убедить себя и всех остальных в том, что европейские ценности и все, что связано с Европой вообще, органически чуждо России, которая, представляя самостоятельную цивилизацию, должна идти своим путем. Отношения между Россией и Европой оказались замороженными, а взаимовыгодное сотрудничество по многим важнейшим направлениям отброшено на многие годы назад.

В качестве альтернативы отношениям с Западом был предложен "разворот" на Восток. Действительно, Азиатско-Тихоокеанский регион в ближайшие годы, а возможно и десятилетия, будет оставаться центром глобального экономического развития. Практически все страны мира направляют свои взоры на этот один из самых перспективных мировых центров. Для России разворот на Восток - давно назревший шаг, учитывая, что значительная часть территории страны находится в Азии, а для динамичного освоения Сибири и Дальнего Востока требуется широкое международное сотрудничество. Однако разворот на Восток не ставит обязательным условием свертывание отношений с Западом. Скорее наоборот, чем активнее отношения России с Западом, тем выше ее конкурентные преимущества на Востоке. Уникальное историческое предначертание России - быть самой восточной страной Запада и самой западной страной Востока.

Хорошо помню, как в 2003 году Россия вместе с Францией и Германией солидарно выступили против военной операции США в Ираке. Это был не "заговор" против Вашингтона, как пытались представить некоторые американские политики, а попытка по-новому взглянуть на мир XXI века. В том же 2003 году в Санкт-Петербурге состоялся саммит Россия-ЕС, в котором впервые в истории этих отношений приняли участие главы России и всех без исключения государств - членов Евросоюза. Тогда были приняты важные решения, определившие стратегию развития отношений Запада и Востока нашего общего континента. В рамках этой стратегии было сделано много полезного, от чего выиграли обе стороны. К сожалению, в последние годы многие из этих ориентиров оказались утерянными.

Однако, как отмечалось выше, из любого кризиса надо извлекать правильные выводы. В силу разных причин и Россия, и Европа стоят сегодня перед историческим выбором. И это не выбор географических приоритетов внешней политики, а выбор траектории своего дальнейшего развития. Европе предстоит, пережив стрессы и катаклизмы последних лет, концентрироваться на внутренних реформах, направленных на укрепление и повышение эффективности далеко не во всем совершенных наднациональных механизмов. Потребуется ли для этого чем-то жертвовать и избрать путь разноскоростной интеграции - решать Европе. Но иного пути, кроме развития и совершенствования многосторонних институтов, у европейцев нет - альтернатива в виде возрождения европейского национализма приведет в исторический тупик.

Что касается России, то перед ней стоит не менее сложная задача: определить свое место в будущем мировом порядке, освоить новые инструменты международного влияния, закрепить за собой роль одного из ведущих игроков современной мировой политики.

Формируя свою долгосрочную стратегию, и Россия, и Европа должны будут определить контуры отношений между собой. Если отталкиваться от национальных интересов сторон, то совершенно очевидно, что имеются все необходимые предпосылки: исторические, географические, культурно-религиозные, экономические, чтобы выстраивать отношения полноценного партнерства. А вот в какие формы будет облечено это партнерство, покажет время.

К сожалению, в силу обострившихся в последние годы отношений между Россией и Европой малореалистичными представляются выдвигаемые ранее инициативы о формировании единого гуманитарного и экономического пространства от Владивостока до Лиссабона. А уж тем более о формировании единого пространства безопасности в Евроатлантическом регионе. К этим инициативам можно будет вернуться, если в отношениях начнет набирать силу позитивная динамика. Пока же, как представляется, можно было актуализировать хорошо зарекомендовавшее себя в годы "холодной войны" такое понятие, как "СОСУЩЕСТВОВАНИЕ". Оно особенно актуально для совместных усилий по укреплению стабильности, предотвращению гонки вооружений, укреплению мер доверия и т.д. Без сосуществования нам не справиться с новыми вызовами безопасности: от терроризма до киберугроз. Там же, где будут открываться возможности для более высокой формы партнерства: формирование единых пространств, выработка общих режимов и т.д., - то эти шансы нельзя упускать.

В свое время выдвигались лозунги о построении общеевропейского дома. В эпоху глобализации это уже не лозунги, а суровая реальность. И этот дом Россия и Европа могут построить только вместе.