Об увеличении числа беженцев, пересекающих российско-норвежскую границу

В связи с появлением в норвежских СМИ многочисленных публикаций по теме беженцев, въезжающих в Норвегию с территории России, хотели бы, со своей стороны, прояснить сложившуюся ситуацию.

Как известно, поток беженцев, прибывающих в Норвегию из Сирии, Афганистана, Ирака и ряда других государств, в надежде на комфортные условия приема и щедрый социальный пакет, неуклонно растет. Часть из них выбирает маршрут через территорию Российской Федерации, считая его наиболее безопасным и финансово необременительным. Некоторые из этих иностранных граждан при обращении за визами в российские посольства ли консульские учреждения скрывают или искажают истинные цели своей поездки в Россию, а по прибытии не информируют пограничные и миграционные власти о планах следования в другие государства с целью получения статуса беженца. Важно понимать, что согласно российскому законодательству, в частности, Федеральному закону от 15.08.1996 г. № 114-ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» российские органы пограничного контроля не уполномочены проверять наличие у иностранных граждан действующих виз и иных разрешений на въезд в государства, в которые они направляются. Иностранцы также свободны в выборе, через какой пункт пропуска они хотели бы выехать с территории Российской Федерации и в какую страну поехать после этого. Таким образом, у российских властей нет никаких оснований препятствовать их выезду в другие государства. Иное противоречило бы нормам международного права.

На данном фоне информация ряда норвежских СМИ о том, что ситуация на российско-норвежской границе кем-то инспирирована, не имеет под собой никаких оснований. Российская Федерация неукоснительно выполняет свои международные обязательства в отношении обеспечения права на свободное передвижение, соответствующие многосторонние и двусторонние договоренности. Иными словами, выбор беженцев в пользу Норвегии никак не связан с неким избирательным подходом в работе российских пограничников, а, вероятно, обусловлен либеральным иммиграционным законодательством и привлекательными условиями приема переселенцев и их социального обеспечения.

С Норвегией вопросы, связанные с выявлением и возвращением лиц, чей въезд или пребывание в запрашивающем государстве признаны незаконными, регулируются двусторонним межправительственным соглашением о реадмиссии 2007 г. В этом документе четко прописаны обязательства сторон, условия и процедура реадмиссии граждан третьих стран и лиц без гражданства. Норвежские власти вправе, когда сочтут это необходимым, применять нормы этого Соглашения.

Хотели бы также подчеркнуть, что ситуация, сложившаяся на российско-норвежской границе, уже не раз обсуждалась в ходе двусторонних контактов различного уровня – она затрагивалась в ходе недавних встреч министров иностранных дел России и Норвегии, их заместителей, поднималась на состоявшихся в Осло межмидовских консультациях по консульской тематике. По линии погранкомиссаров наших стран налажено активное взаимодействие, результатом которого становятся эффективные практические решения. В этом вопросе российская сторона последовательно проявляет и будет проявлять открытость к диалогу и плотному сотрудничеству.